11 Сен 2017 Интересные факты 0 47

Встреча президентов Кыргызстана и Узбекистана действительно стала судьбоносной

0782f2b12f4984c45a653000e3bae812_XL
Почему нельзя было договориться обо всем этом раньше? Аналитический материал Атая Молдобаева

5-6 сентября 2017 г. состоялся первый государственный визит узбекского президента Ш. Мирзиеева в Бишкек. Визиту придавалось большое внимание как политических кругов обеих стран, так и экспертного сообщества в стране и за рубежом.

По ожиданиям общественности обеих сторон встреча президентов соседних Кыргызстана и Узбекистана призвана начать диалог по ряду спорных вопросов, среди которых: несогласованность участков государственной границы; водно-энергетические споры и строительство ГЭС в верховьях р. Нарын; радикализация верующего общества в Ферганской долине, на стыке двух стран; вопросы расширения торгово-экономического сотрудничества.

После смены власти в Узбекистане в 2016 г. и приходом к власти Шавката Мирзиеева, официальный Ташкент взял курс на обновление межгосударственных отношений со своими внешнеполитическими партнерами. Страны ЦА стали получать недвусмысленные сигналы об оздоровлении связей с Узбекистаном. В отношении Кыргызстана были сделаны определенные шаги для демонстрации благих намерений, что выразилось в снятии оцепления силовиков на горе Унгар-Тоо. С Таджикистаном, отношения с которым у Ташкента находились на самом низком уровне в регионе, было налажено авиасообщение и частично сняты препятствия по прохождению грузов и людей. Тем не менее, главный акцент узбекскими властями был сделан на Туркменистане и Казахстане. Ашхабад расценивается Ташкентом как один из наиболее перспективных векторов сотрудничества в газодобыче, экспорте/импорте/транзите электричества в страны региона.

Ташкент, имея схожие представления о политической стабильности в стране, является главным партнером Туркменистана по обеспечению безопасности. Учитывая соседство неспокойного Афганистана, в котором наблюдается распространение идеологии ИГ и наличие газоносных полей близ туркмено-афганской границы Туркменистан крайне в этом заинтересован, выставляя себя в положение более зависимое от Узбекистана нежели наоборот. Узбекско-казахские отношения основываются на другом понимании взаимодействия, которое сводится к равноправному отношению друг к другу, учитывая экономический и политический уровень влияния на регион. Торгово-экономические отношения были реанимированы и достигли за 2016 г. 2 млрд. отметки, налажено транспортное сообщение и открыты новые пути как к примеру скорый поезд по маршруту Ташкент – Алматы. Власти обеих стран подписали ряд договоров об избежании двойного налогообложения, военном сотрудничестве и т.д. После Казахстана и Туркменистана узбекский президент посетил Россию и Китай, где подписал ряд важных сообщений на сумму практически в 40 млрд. долл. США. Общим знаменателем прошлогодних визитов стало осмысление Ташкентом своих прошлых ошибок и подтверждение своего многовекторного курса внешней политики и внешней торговли. Со скрытым политическим посылом, что соседние страны находятся в большем приоритете несмотря на меньший уровень экономического влияния. Если рассматривать визиты Ш. Мирзияева в Казахстан и Туркменистан в региональном масштабе, то очевиден был акцент на обозначение позиций вокруг использования трансграничных водных ресурсов в бассейне Аральского моря, что было собственно и было подтверждено тремя президентами.

Между тем, президенты Кыргызстана и Узбекистана сделали исторический прорыв, заявив о строительстве Камбаратинской ГЭС (не уточняется какой) в Кыргызстане общими усилиями. «Мы договорились по водному вопросу, по строительству электростанции. Азмазбек Шаршенович сказал, что ни одна станция без участия Узбекистана не будет строиться. Я полностью согласен, мы будем принимать и финансовое, и ресурсное участие», — сказал Ш. Мирзиеев [1] ( ИА «Тазабек». Мы вместе будем строить Камбар-Атинскую ГЭС, — президент Узбекистана Ш. Мирзиеев. 05.09.17 URL: http://www.tazabek.kg/news:1403106.)

Символично, что подобному решению предшествовала Всемирная неделя воды в Стокгольме (Швеция), где директор РЭЦЦА Искандар Абдуллаев напомнил о экономических ущербах в случае отсутствия договоренности по использованию водных ресурсов. На протяжении долгого времени официальный Бишкек приглашал Узбекистан к долевому участию, однако позиция Ташкента была неизменной – саботировать строительство ГЭС и прилагать для этого максимум усилий на региональной и мировой арене. С целью оправдания своей политической линии и предоставления альтернативного взгляда на гидроэнергетические амбиции Кыргызстана был задействован ряд рычагов влияния: официальная дипломатия; бассейновые организации в которых узбекские эксперты занимают ведущее положение; СМИ; научно-исследовательские круги и др.

Таким образом на фоне потепления кыргызско-узбекских отношений по главному проблемному вопросу в Центральной Азии, который является основой целого спектра существующих и потенциальных проблем региона, необходимо понимать, что наследство водно-энергетической проблемы довольно тяжелое и накладывает определенную долю скепсиса на вероятность его забвения и преодоления в реализации совместного проекта. На сегодня проект регионального соглашения по водным ресурсам подготовленный Региональным центр ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии уже готов и находится на рассмотрении правительств стран ЦА. По всей видимости его подписание будет автоматически вести к подписанию двух Водных Конвенций (1992 и 1997 гг.), что также будет требовать согласования как внутри Кыргызстана, так и в Центральной Азии в целом, что не является делом ближайшего будущего.

Тем не менее, настроенность узбекского лидера на сотрудничество склоняет к мысли, что несговорчивость Узбекистана демонстрируемая до недавнего времени и излишняя недоверчивость по ряду вопросов является чертой и пережитком каримовской эпохи. Отметим также то, что Астана также могла посодействовать позитивному разрешению ситуации, так как на протяжении долгого периода времени кыргызско-казахское водное взаимодействие является показательным примером сотрудничества в регионе. Помимо урегулирования водного вопроса было объявлено об описании практически 85% границы и главным умозаключением, по мнению президента Атамбаева, стало что «мы убедились, что можно договориться обо всем при желании и наличии политической воли», чего по большому счету всегда не хватало в отношениях между странами ЦА. Президенты также коснулись важности межпарламентского сотрудничества и отметили особую роль «Плана мероприятий по дальнейшему углублению и расширению сотрудничества между приграничными регионами Кыргызской Республики и Республики Узбекистан на 2017-2019 годы», который лежит в основе развития полномасштабного сотрудничества в различных сферах. Не обошли стороной главы государств и строительство железной дороги и автомагистрали «Китай – Кыргызстан – Узбекистан» подчеркивая их роль в росте регионального товарооборота и связующего транзитного звена между Востоком и Западом.

Отдельным блоком были затронуты вопросы безопасности в регионе, противодействие терроризму и религиозному экстремизму, а также предупреждение и ликвидации чрезвычайных ситуаций, многостороннее взаимодействие в рамках ООН, ШОС, СНГ и др. Большое внимание было уделено межобластному приграничному сотрудничеству двух стран: в Бишкек в составе делегации прибыли хокимы четырех областей (г. Ташкент, Ферганской, Андижанской и Наманганской областей) которым совместно с их кыргызскими коллегами (Ошская, Баткенская и Жалал-Абадская области) было предложено создать Совет хокимов на приграничных территориях для оперативного решения вопросов на местах без излишней бюрократической затяжки. По итогам переговоров президентов было подписано 12 документов, призванных расширить межгосударственное взаимодействие и вывести его на качественно новый этап отношений.

По всей видимости, вопрос преемственности власти тоже поднимался президентами обеих стран и являл собой предмет отдельного разговора —  узбекской стороне нужны гарантии выполнения достигнутых договоренностей. Так, президент Ш. Мирзияев на встрече с недавно назначенным премьером С. Исаковым отметил большой вклад А. Атамбаева в развитие Кыргызстана и отношений с Узбекистаном, выразив надежду на политическую преемственность. В этой связи, по заявлениям президента Атамбаева в октябре состоится его ответный визит в Узбекистан, который по всей видимости будет проходить на фоне транзита власти. Во многом это закладывает фундамент на дальнейшую перспективу, несмотря на то кто станет президентом после него. Необходимо признать, что подобного рода шаги способствуют государственному развитию и не идут вразрез с мнением оппозиционных сил Кыргызстана. Тем не менее, вполне резонно было бы ожидать провокацию со стороны внешних сил, не заинтересованных в стабилизации Центральной Азии. Аналогичные примеры в новейшей истории Кыргызстана уже наблюдались в виде кровопролитных межэтнических столкновениях на юге Кыргызстана в 2010 г., которые, с большей долей вероятности были организованы «третьей стороной».

Встреча президентов Кыргызстана и Узбекистана действительно стала судьбоносной и стала демонстрацией добрососедства между странами, отношения которых не раз заходили в тупик за годы независимости. Страны региона научены декларативным характером большинства региональных соглашений 90-х гг. и начала 2000-х, вследствие чего необходимо полагать, что сегодняшние соглашения действительно будут направлены на решение комплекса существующих проблем. Политическая стабильность является одним из основополагающих факторов и от того насколько внутриполитическая ситуация в Кыргызстане, обусловленная президентскими выборами, будет стабильна и прогнозируема, зависит многое.

 
Источник: Показать http://www.vesti.kg
 
 

Поделиться:

 
 

Оставить комментарий